Компания намерена обойтись без масштабных сокращений персонала.

О том, как должен работать социальный блок и выстраиваться кадровая политика компании, а также о перспективах развития отрасли рассказал президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин.

– Владимир Иванович, в связи с экономическим кризисом в стране, сокращением объемов перевозок у сотрудников компании возникают тревожные настроения. Как будет строиться кадровая политика компании? Насколько вероятны сокращения персонала?

– Мы посоветовались с трудовыми коллективами, внимательно послушали их мнение и твердо намерены обойтись без масштабных сокращений. Тем более что это соответствует тем рекомендациям, которые дает крупным работодателям руководство страны.

Но в вашем утверждении есть неточности. Например, вы говорите, что в трудовых коллективах «тревожное состояние». Это не совсем так. Там, где начальники дорог выполняют данные им поручения, где руководители регулярно встречаются с людьми, объясняют текущую ситуацию и действия руководства, никакого «тревожного состояния» не наблюдается.

Я недавно вернулся с Дальневосточной дороги. Встречался с коллективами предприятий. Рассказывал им о том, что происходит в компании, в том числе о падении перевозок, о падении доходов.

Рассказал и о том, что программа сокращения расходов так или иначе затронула более полумиллиона сотрудников, кому-то пришлось перейти на неполный рабочий день, многим – уйти в отпуск за свой счет. Не секрет, что у нас реальная заработная плата, несмотря на индексацию, уменьшилась. Все это не самые лучшие новости для людей.

У всех моих собеседников была возможность задавать вопросы. Любые вопросы, в том числе и неприятные. И они были. Но меня удивила и обрадовала общая реакция на эти не самые хорошие новости.

Обращается диспетчер, я его фамилию не помню, и говорит: «Владимир Иванович, что касается всех неприятностей с падением доходов, зарплат и прочего, вы даже голову себе этим не забивайте, мы как-нибудь сами справимся. Есть более важные проблемы. Я раньше машинистом работал, я знаю, что локомотивы у нас совсем устарели. За последние 15 лет мало что обновилось. Вот с этим что собираетесь делать? Как эту проблему будем преодолевать?»

Читайте также  Отделения просят доплат

Мне очень понравился такой подход. Человека прежде всего интересует, как будет развиваться грузовая база, как он ее повезет. Он диспетчер, он управляет движением. Как он с этим справится, если у нас подвижной состав, в частности тяговый, сильно устарел? И он говорит об этом не потому, что его не интересуют личные доходы. Он это говорит потому, что уверен: будет работа, будут и доходы. Сегодня – меньше, завтра – больше, но будут обязательно.

И еще очень важно, что человек этот хорошо понимает происходящее, свои задачи, общую ситуацию в компании.

– Отлично, если так. Но ведь на сети наверняка есть руководители, которые не хотят либо не умеют правильно работать с персоналом. Или сами не обладают всей полнотой информации, необходимой для этого. Что делать в таких случаях?

– Ответ очень простой: лучше работать с людьми. На всех, в том числе и на самых высоких, уровнях. Теперь вся работа с кадрами и социальная политика сконцентрированы в одной точке. В компании появился новый вице-президент, Дмитрий Сергеевич Шаханов. Он обладает достаточными полномочиями и квалификацией для того, чтобы обеспечить эту работу на самом высоком уровне. Единственное, медицина находится вне зоны его полномочий, поскольку она является неотъемлемой частью технологической цепочки по обеспечению безопасности движения.

– Какие главные задачи ставит руководство компании перед социальным блоком?

– В этой деятельности неглавных задач нет. Могу назвать те, которые лежат на поверхности. Например, социальный пакет. Мы считаем, что он составляет около 30 тыс. руб. в год на человека. Это много. Особенно в нынешней экономической ситуации. Но в компании масса людей, которые никогда на протяжении многих лет не пользовались никакими льготами. А есть такие, которые пользуются ими постоянно и в значительно большем объеме, чем мы рассчитываем. Получается очевидная несправедливость.

Читайте также  Позаботились о смене

Наша задача состоит в том, чтобы все льготы и социальные выплаты стали адресными. Чтобы мы точно знали, сколько и за что конкретный работник получает льгот и доплат.

– Один из самых больных вопросов – социальные льготы в дочерних предприятиях. С одной стороны, руководство материнской компании говорит, что социальный пакет должен обеспечиваться из прибыли «дочки», с другой – рядовые сотрудники считают, что прибыль предприятия – это компетенция руководства, а не рядовых сотрудников. Как вы это прокомментируете?

– Не согласен с последним утверждением. Оно безответственное. А с моей точки зрения, одним из самых важных качеств человека является ответственность. За себя, за своих близких, за свое дело. В компании и в холдинге достаточно возможностей для того, чтобы повлиять на работу своего подразделения, своего руководителя.

Другой вопрос: часто встречается откровенно иждивенческий подход. Когда люди считают, что компания им должна по определению.

Последний пример – коллектив механиков «Рефсервиса», которые, по собственному желанию уволившись из ОАО «РЖД» и получив полный компенсационный пакет, захотели еще раз залезть в карман компании. Так быть не должно и так не будет.

Считаю, что в данном случае мы обязаны защищать компанию от таких товарищей, потому что в итоге они собираются залезть в карман каждому сотруднику.

– Как вы видите роль профсоюзов в работе с персоналом компании? Они вам мешают или помогают?

– Неправильный вопрос. Они не могут мне ни мешать, ни помогать. Профсоюзы для меня – это неизбежный социальный партнер. Это организация, основной функцией которой является контроль за соблюдением работодателем прав сотрудников.

Я считаю, что ОАО «РЖД» немало делает для того, чтобы обеспечить своих сотрудников нужным уровнем социальных гарантий. Несмотря на довольно жесткие споры, мы сохраняем конструктивные, корректные рабочие отношения. Без перехода к непродуктивной ругани.

Читайте также  Олег Киселев: "Привлекаем клиентов скоростью"

– Несмотря на кризис, компания продолжает наращивать объем и количество международных проектов. Причем из их географии складывается вполне понятная дуга. Восстановление железнодорожной инфраструктуры в Северной Корее, управление дорогой в Монголии, ряд крупных проектов в Казахстане, концессия с Арменией, разговоры про проект в Абхазии, широкая колея до Вены. Фактически на всем протяжении границы России ОАО «РЖД» запускает те или иные программы. Возникает вопрос: во имя чего это делается и имеют ли смысл во время кризиса такие масштабные и «долгие» проекты?

– Мы живем в глобальном мире. И вопрос о повышении конкурентоспособности является нерешенным.

– Конкурентоспособности чего? Компании, отрасли, страны?

– Давайте начнем с транспортной услуги. Мы сейчас отделяем геополитику от, собственно говоря, нашей профессиональной деятельности.

Нам необходимо конкурировать с различными видами транспорта, необходимо привлекать грузы, транзитные грузы.

Сегодня только немой не говорит о транзитном потенциале России. А мы, РЖД, реально пытаемся создать условия для использования этого потенциала. Для того, чтобы у нас появилась грузовая база, чтобы больше зарабатывать и больше платить сотрудникам.

Но при этом наша деятельность имеет и геополитическое значение. Она, повышая конкурентоспособность и увеличивая доходы компании, одновременно повышает конкурентоспособность страны в целом.

Сквозной тариф от порта Раджин до Гамбурга или от Владивостока до Вены одинаково нужен как ОАО «РЖД», так и России. И это необходимо начинать делать сейчас. Тот, кто сегодня не способен предвидеть будущее, тот окажется на задворках.

Автор: Владимир Змеющенко