На реализацию масштабного проекта «Россия из окна поезда» у его автора Антона Ланге уйдет два года.

С Антоном Ланге мы встретились в перерыве между его поездками по стране. Уж он-то, коренной москвич, знает, что жизнь есть не только в пределах Садового кольца, но и за МКАД тоже, а потому говорить с ним интересно обо всем.

– Идея создания визуальной книги о России, российского альбома, у меня была давно, – признается Антон. – РЖД – чуть ли не единственно возможный партнер в ее реализации в силу своей мощи, географического распространения и места в жизни страны. Этот проект – пример редкого парт­нерства в нашей стране крупнейшей российской компании с отдельным художником.

– Какие открытия Вы сделали для себя во время путешествий?

– Самое главное – насколько слабо мы знаем свою страну. Есть какие-то общепринятые примечательности страны, которые все знают, хотя мало кто там был, – Камчатка, Алтай, Байкал и т.д. Но ведь на самом деле наша страна такова, что делаешь открытия буквально на каждом шагу. Мы оказываемся в городах на очень короткое время, потому что проект большой, а времени мало, но любой город дает совершенно неожиданные и свежие фотографии. Я потом понял, что есть смысл в таком мгновенном и свежем взгляде. Год-два в историческом масштабе – мгновение. И поскольку за два года мы пройдем всю страну – по крайней мере там, где есть железные дороги, – это даст такой единый мгновенный портрет России.

Что такое взгляд из окна поезда, почему он нам так интересен? А потому, что это такой спусковой механизм, который у вас в голове включает машину ассоциаций. Вам хочется узнать, что за место, которое вы проехали, что за этим лесом, что за люди там живут. Очень интересное возбуждение ума, памяти, жизненного опыта, интуиции. И наш проект, надеюсь, как раз позволит читателю-зрителю заглянуть дальше, раздвинуть границы своего воображения, узнать, что там за этим секундным впечатлением.

Читайте также  Стратегия с президентским размахом

– Многих, кто впервые едет через всю страну, больше всего впечатляет Байкал…

– Действительно, очень красиво идет поезд по берегу Байкала. Это главный ход Транссиба. Это яркое место. Но там очень высока степень ожидаемости. То есть вы видите примерно ту картинку, которую и ожидаете увидеть. Это все равно что приехать в Париж и увидеть Эйфелеву башню. Она действительно точно такая, как ее показывают по телевизору.
Но у меня были потрясения, связанные с местами менее известными. Это Южный Урал, например, который по уровню красоты, масштаба и грандиозности сравним с Байкалом, но он гораздо менее известен. Там просто не ожидаешь красоты, испытываешь неожиданный шок.

То же самое относится к Сахалину, где люди живут наперекор абсолютно непредсказуемой погоде, землетрясениям, штормам, дорогам, которые смыты волнами и селями. И даже сотрудники МЧС не всегда знают, где можно проехать, а где нельзя.
Мы были там в Поронайском заповеднике, в заливе Терпения. Нетронутая, грандиозная, суровая природа. И при этом есть железные дороги. И люди любят этот остров и привязаны к нему всей душой. Дикая природа везде красива и хороша, но по этому сочетанию дикости, непредсказуемости и девственности природы и человеческого там сущест­вования Сахалин, наверное, самое сильное впечатление из всех поездок.

– Вы объехали уже почти всю страну. Что можете сказать о людях, которые работают на дорогах?

– О! Меня всегда поражают машинисты своими разносторонними познаниями. Я встречал среди них удивительных знатоков природы и очень неплохих фотографов. Они всегда помогают в выборе точек съемок. Могут точно сказать, где и когда находится солнце, что и когда освещено, где интересно, а где стоит остановиться.
Наверное, это связано с тем, что машинисты по понятным причинам тоже люди очень визуальные, они за всем смотрят. Все они считают свои дороги самыми красивыми и считают, что их дороги недостаточно сняты и о них мало знают.

Читайте также  Некоммерческий трансфер

– Ваш проект будет больше интересен россиянам или иностранцам?

– В первую очередь – россиянам, конечно, потому что у нас не снятая страна, не осмысленная. Нас даже смешно сравнивать в этом смысле с США или европейскими странами. У нас невероятный дефицит визуального и фактического знания о стране, хотя есть что показать и рассказать.
Что касается иностранцев, то миллионы из них мечтают хоть раз проехать по Транссибу. Для них как раз железнодорожная составляющая даже сильнее, чем российская тема. Я проверял на своих друзьях-иностранцах. Когда рассказываешь, прежде всего люди реагируют на вот это приключение, на путешествие по железным дорогам.

– Людям, которые имеют возможность путешествовать, говорят, везет. Можно ли для Вас назвать это везением?

– Безусловно. Проект в таком масштабе и объеме делается впервые в истории России. Идеологически он немножко повторяет столетней давности проект Прокудина-Горского, великого русского фотографа, который сделал «Российскую империю из окна поезда» и который изобрел цветную фотографию. Но у него, конечно, был гораздо меньший объем.
Российские железные дороги настолько давно и глубоко вросли в жизнь страны и общества, что путешествие по ним не только географическое, но и историческое, этно­графическое, социальное. Оно требует использования самых разных жанров фотографии: и пейзаж, и социальный репортаж, и этнический репортаж, и индустриальная фотография, и все на свете. Что может быть интереснее?

Справка

Проект «Россия из окна поезда» включает в себя подготовку фотоальбома, российские и международные выставки, создание киноверсии.
Автор проекта Антон Ланге за год успел побывать во многих регионах страны: на Дальнем Востоке, в Забайкалье и на Байкале, в городах Сибири по главному ходу Транссиба, на Южном и Среднем Урале, в Северо-Западном и Центральном регионах, на Черноморском побережье Кавказа, проехал по Золотому кольцу России. В следующем году его ждут экспедиции на БАМ, Полярный Урал, Крайний Север и Поволжье. Выпуск первого издания альбома запланирован на весну будущего года.

Читайте также  Со стратегией в будущее

Автор: Татьяна Комендант