Появлению Герстнера в стране предшествовали любопытные обстоятельства. Сын профессора Пражской политехнической школы Франца Йозефа фон Герстнера был хорошо известен в Европе. Уже в 1817 году ему, 24­-летнему, доверили кафедру практической геометрии Венского политехнического института, но он покинул его ради практической деятельности.

В 1825 году Франц Антон приступил к строительству конно­железной дороги от Будвейса к Линцу. И три года спустя на ее первом участке до станции Кершбаум было открыто движение. На большее не хватало денег, и тут Герстнер устремил свой взор на Россию.

Однако в нашей стране он был неизвестен. Помог случай. Оказалось, что жена Франца Антона училась в Вене с женой Константина Чевкина, назначенного в 1834 году начальником штаба Корпуса горных инженеров, и была с ней дружна.

Кроме того, в это время побывавший в Англии для осмотра железных дорог известный промышленник Сергей Мальцов на обратном пути в Праге познакомился с Герстнером, встретил в его семье дружеский прием и проехал из Будвейса в Линц (дорогу закончили уже без чешского специалиста).

Приехав в Россию, Мальцов передал свои впечатления Николаю I. Вероятно, это и ускорило приезд Герстнера в Россию – официально по приглашению горного ведомства.

Впрочем, большим удачником инженера не назовешь. Построив Царскосельскую железную дорогу, он рассчитывал на возведение целой сети российских магистралей, но ему не дали это сделать. Расстроившись, Герстнер в начале 1838­-го уехал в Европу, а оттуда – в Америку. Там, в Филадельфии, он и скончался в 1840 году.

Однако и то, что инженер сделал для России, заслужило вечную благодарность нашего народа.

Автор: Галина Морозова

Читайте также  Заповедник не тронут