Ни один коммерсант не повезет товары в маленький магазинчик за 200 километров, уверен глава ЖТК.

Всего пять месяцев понадобилось новой дочерней компании, чтобы перевести пять тысяч объектов бывших центров рабочего снабжения в свою собственность и начать получать прибыль.

О становлении новой «дочки» рассказал ее генеральный директор Игорь Легостаев.

– Игорь Викторович, какие цели ставила компания при создании ЖТК?

– Выделение торговли и общественного питания из общей структуры ОАО «РЖД» как непрофильного бизнеса – это требование времени и заключительный этап реформы системы рабочего снабжения. В холдинге почему-то считали, что от торговли надо избавиться. Но существуют обязательства компании по коллективному договору и Уставу железнодорожного транспорта.

Например, есть мелкие станции, где живут одни железнодорожники. Там никакой бизнесмен никогда не построит магазин, потому что он нерентабелен изначально. И в системе рабочего снабжения такие магазинчики были всегда убыточными, но перекрывались какой-то другой деятельностью. И если ЖТК уйдет с этих станций, то железнодорожники тоже потянутся в другие поселки и города. Ни один коммерсант за двести километров не повезет товары в магазин с маленьким товарооборотом.

И это еще в «мирное» время. А есть ведь еще сходы, какие-то чрезвычайные обстоятельства, когда надо зимой по снегу за триста километров везти несколько обедов для железнодорожников, которые там ремонтируют пути.

Четыре года правление, совет директоров, специально созданные комиссии пытались решить вопрос, быть дочернему предприятию с такими функциями или не быть. Потребовалось много усилий, чтобы доказать его необходимость и значимость.

Надо снабжать магазины, поддерживать необходимый уровень цен. У железнодорожников труд тяжелый, энергозатраты весомые (у многих категорий рабочих), поэтому питание они должны получать пропорционально своим затратам.

Читайте также  Немца ждали пять лет

Начальники дорог, которые следят за обслуживанием железнодорожников на местах, не позволят понижать качество и увеличивать стоимость услуг, которые мы оказываем их работникам.

– А откуда брать средства?

– Хороший вопрос! Предлагается несколько вариантов – сейчас находится в стадии обсуждения социально-технологический заказ. Мы считаем, что ЖТК оказывает услуги ОАО «РЖД», осуществляя торговлю и услуги общественного питания, и хотели бы получать оплату за эти услуги.

Но есть другое мнение: мол, надо только возмещать нам наши издержки. Причем возмещать собираются по итогам года, в лучшем случае квартала, вымывая наши оборотные средства. А нам ведь надо платить людям зарплату, приобретать новые товары…

Сейчас мы не можем регулировать цены. Мы не совсем свободны в вопросах, связанных с кадровой политикой. Мы не можем закрыть какой-нибудь пункт питания в гостинице на перегоне между Иркутском и Красноярском, в котором обедают за сутки шесть человек – машинисты электровозов, потому что они ночью приезжают и их нужно покормить. Это как раз то, что никакая коммерческая структура на себя не возьмет. Нас нельзя рассматривать как чисто коммерческую структуру, хотя перед государством мы отчитываемся в качестве таковой.

Существует масса противоречий. В ОАО «РЖД» говорят, что вы сейчас стали коммерческой организацией, поэтому заключайте с нами договор аренды на столовую, в которой вы кормите наших железнодорожников. При этом стоимость аренды называют рыночную и выше, а стоимость обеда ограничивают. То же с вагонами-развозками.

Другими словами, отправив в рыночную среду, жить по законам рынка нам не позволяют. С выгодной вокзальной торговли нас потихоньку вытесняют. Наверное, с нами работать невыгодно, хотя мы готовы и аренду платить, и соблюдать все общепринятые условия.

Читайте также  Объективная Россия

– Из-за того, что у вас все прозрачно?

– Не знаю. Не хочу сказать, что это политика центральной ДЖВ, эту политику проводят на местах, чтобы нас вытеснить с вокзалов.

В Челябинске, к примеру, нам предлагают арендную плату, которая вдвое выше, чем для коммерсантов. Причем перед этим мы вложили деньги в реконструкцию ресторана на вокзале. А они нам говорят: вот видите, сделали такой хороший ремонт – теперь у нас арендная плата совсем другая.

В Красноярске был большой скандал, там даже отключали холодильное оборудование, чтобы мы съехали. Хотя президент компании неоднократно говорил, что на вокзалах должны торговать свои «дочки», должна быть фирменная торговля.

Тем более нам есть чем гордиться. Во многих регионах наши предприятия общественного питания выигрывают тендеры в городах и забирают на обслуживание институты, школы и так далее. Те 22 тысячи человек, что у нас трудятся, это профессионально подготовленные люди, которые четко исполняют свои обязанности днем и ночью, как предписывают железнодорожные нормативные документы.

– Война войной, а обед по расписанию…

– Вот именно. А возьмите те события, когда нефть под Тверью пролилась. Все говорили, какие там героические поступки совершили железнодорожники, убирая нефть с земли. А то, что там каждый день кормили сотни человек женщины в халатах и фартуках, этого никто не заметил. Обидно, конечно.

Или вот еще, помните, замерз поселок на Северной дороге под Воркутой – станция Елецкая. Знаете, какой один объект не был заморожен? Магазин рабочего снабжения с продуктами питания! Как только тепло отключили, продавец побежала в котельную, набрала горячего угля в ведра и расставила их в магазине, чтобы немножко поддерживать тепло. Мы там людей кормили-поили, пока они работали над восстановлением системы отопления.

Читайте также  Открытость приводит к доверию

Нашу роль и значение в перевозочном процессе компании, к сожалению, недооценивает даже руководство компании. В совете директоров было мнение распродать объекты рабочего снабжения. Спасли его три человека: В. Якунин, О. Атьков и Б. Лапидус.

Торговая компания очень перспективна. Вы посмотрите, иностранные инвесторы в торговые сети вкладывают денег больше, чем в нефтяную и газовую отрасли. Развитие сетевых торговых комплексов идет невиданными темпами. Особенно это касается торговли продовольственными товарами.

– Какой интерес представляет ваша компания для инвесторов?

– Взгляните на карту России – везде, где есть железная дорога, там обязательно наше представительство. Более пяти тысяч объектов. По организации мы еще далеки от совершенства, потому что только открылись, но возможности и перспективы у нашей компании колоссальные. Базы, магазины, столовые – это имущество, которое нам передано решением совета директоров.

Но одно дело принять решение и другое – перевести имущество в соответствии с законом. За пять месяцев работы мы практически все объекты перевели на себя, зарегистрировали. Это рекорд среди создаваемых дочерних организаций.

Автор: Татьяна Комендант