В пятницу 6 июня начинаются открытые торги по продаже 22 вагоноремонтных депо, расположенных во всех регионах страны.

Почему и для чего это делает компания, на пресс-конференции рассказали руководители департаментов ОАО «РЖД».

Даниил Петров, начальник департамента управления имуществом, начинает издалека, с 2003 года, момента создания ОАО «РЖД». Он поясняет, что в уставный капитал акционерного общества тогда вошло 420 тысяч объектов!

– Стали проводить проверку, и выяснилось, что значительная часть из них не являются профильными для железных дорог, – говорит он. – Еще часть объектов вообще являются обременительными, а некоторые относятся к тем сферам деятельности, которые являются конкурентными.

Поэтому с 2005 года РЖД активно ведут работу по отчуждению непрофильных активов – в первую очередь объектов недвижимости. В прошлом году было продано недвижимости на 2 млрд. рублей.

– Какие объекты мы продаем или собираемся продать? – переспрашивает у журналистов Даниил Петров. И тут же отвечает: – Большое количество клубов, закрытых поликлиник, школ, магазинов, есть даже рестораны. На Сахалинской железной дороге мы обнаружили рыбоперерабатывающее предприятие. На некоторых дорогах – пивные заводы, которые принадлежали российскому железнодорожному транспорту. Именно такие объекты мы сейчас и продаем. А есть и ряд активов, которые хоть и относятся к железнодорожному транспорту (те же вагоноремонтные депо), но было бы разумным вывести их на рынок.

По ним были рассмотрены два варианта. Первый – создание дочернего общества на базе этих депо и последующая продажа акций. Второй, на котором в итоге остановились, – продажа в качестве объектов недвижимости с обременением. Потенциальным покупателям выставлены требования: сохранение профиля предприятия в течение пяти лет и всех социальных гарантий в течение двух лет.

Читайте также  Путь в Азию лежит через транзит

– А что будет после истечения срока? – интересуются журналисты.

– Через два года с коллективом и через пять лет с предприятием собственник может делать то, что считает необходимым и экономически выгодным, – отвечает Даниил Петров. – Собственники формально будут иметь право перепрофилировать данное депо, если это будет экономически выгодно. Но, по нашим прогнозам, большинство предприятий останется именно вагоноремонтными депо, потому что это прибыльная деятельность.

Что касается трудового коллектива – у владельцев депо через два года появится право существенно изменить трудовые договоры с работниками, в том числе даже право снизить уровень социальной защиты.

– Можно я дополню, исходя из той практики, которая сложилась при продаже объектов, – вступает в разговор руководитель специализированного государственного унитарного предприятия (СГУП) по продаже имущества города Москвы Владимир Авеков. Именно его предприятие ОАО «РЖД» выбрало в качестве продавца имущества. – Если объект профильный, то он будет перевооружаться и готовить новые кадры, а это приведет к росту заработной платы.

Депо, как правило, являются градообразующими для небольших городов. Если на их территории удастся сохранить объем производства и при этом более эффективно использовать часть территории, местные власти от этого только выиграют, потому что это налоги, зарплата, другое качество жизни. Поэтому реализация депо именно через аукцион с сохранением определенных условий считаю большим достижением.

Пивные заводы, понятно, что не нужны, а вагоноремонтные депо разве тоже?

– Депо – неотъемлемая часть железнодорожной деятельности, – соглашается Даниил Петров, – и, конечно же, если бы они остались в РЖД, мы бы их использовали надлежащим образом. Однако это решение правительства – конкурентные виды железнодорожной деятельности выводить на рынок.

Читайте также  Русский кокошник на дороге

– Сегодня уже только 50 процентов парка вагонов принадлежит РЖД, а 50 – частным операторам, – дополняет начальник Центральной дирекции по ремонту грузовых вагонов – филиала ОАО «РЖД» Алексей Чуркин. – Соответственно, появляется потребность в конкурентных частных вагоноремонтных депо.

– Деньги пойдут на развитие железнодорожной инфраструктуры, – напоминает Даниил Петров. – Откуда их брать деньги? Только часть мы получим из госбюджета, остальное должны заработать сами. Это один из источников.

– Говорят, что из некоторых депо заблаговременно вывезено оборудование, – берет инициативу корреспондент одного из информационных агентств. – В каком состоянии находятся продаваемые депо?

– Депо продаются комплектные, и это подтверждается по всем объектам недвижимости со всем имуществом, – заверил начальник департамента управления имуществом. – Если какое-то оборудование вывозилось, то это означает, что оно не является неотъемлемой частью производственного процесса.

– Надо сказать, что пять лет обременения дают возможность железным дорогам в случае невыполнения покупателем взятых на себя обязательств этот договор расторгнуть, – добавляет Владимир Авеков, – а полученные средства не возвращать покупателю и выставить, если это будет необходимо, объект повторно на продажу.

В заключение Даниил Петров подчеркивает: владелец подвижного состава уже в июле этого года будет решать, куда ему выгоднее направить свои вагоны на ремонт – в депо, которые остаются за РЖД (более ста), или пойти в одно из 22 депо, которые будут принадлежать частным собственникам. А возможность выбора, как известно, всегда хорошо влияет на качество.

 

Автор: Татьяна Комендант