Организаторы торгов уверены: на оставшиеся 10 вагоноремонтных депо покупатели найдутся – рынок ремонта вагонов пока не насыщен.

Результаты продаж 12 вагоноремонтных депо превзошли наши ожидания, признался в интервью начальник департамента имущества компании Даниил Петров. Он заверил, что до конца года будут проданы оставшиеся 10 депо из 22.

– Планировали получить за 22 депо 2,6 млрд. рублей, – раскрывает первоначальный расчет Даниил Викторович. – Но уже за 12 выручили 2,8 млрд. рублей. По многим объектам итоговая цена превысила стартовую в 2 – 3 раза. В первые два дня торгов царил ажиотаж. А один увлеченный участник даже назвал такую цену за депо Черемхово, что потом оказался не в состоянии ее осилить. Охватил азарт. В результате потерял задаток – около десяти миллионов рублей. Они остались у нашей компании. Депо же будем выставлять повторно по стоимости, которая была названа последним претендентом.

Мне понравилась сама атмосфера торгов – прозрачная, исключающая любые мысли о сговоре и коррупции. Мы все старались делать честно, открыто, публично. И, кажется, у нас это получилось.

– Что за организации участвовали в торгах?

– Как мы и ожидали, основные покупатели – это владельцы подвижного состава. Они не хотят стоять в очереди на ремонт. Кроме того, на этой базе можно ремонтировать и чужие вагоны, получать за это хорошие деньги.

По нашим расчетам, срок окупаемости вложений – от 4 до 7 лет. Это раньше, в период становления рыночной экономики, люди пытались окупить свои деньги за год, а сейчас 7 лет – вполне приемлемый срок.

– Назовите наиболее известных покупателей.

– Например, компания «Трансойл», которая купила депо Купино. Занимается перевозкой нефтепродуктов. Дальневосточная вагоноремонтная компания купила у нас три депо: Павелецк, Бузулук и Бурея. Она является одним из основных игроков на рынке железнодорожных перевозок на Востоке страны. Именно поэтому компания скупила основные восточные депо.

Читайте также  Как удержаться в нормативах

Пришли понятные, известные на рынке компании. Мы не ждем от них нарушения условий, которые были выдвинуты в рамках этого конкурса.

– В том числе и людям, которые сейчас трудятся в проданных депо?

– Давайте об этом скажем отдельно. По условиям продажи в течение двух лет не должно быть ухудшения положения работников депо. С другой в нашей компании иногда закрывают глаза на то, что некоторые сотрудники не так эффективно работают, как того требует рынок. Здесь этого не будет, людям придется отрабатывать большие деньги, вложенные в эти депо.

Поэтому у добросовестных работников депо, думаю, будет улучшение условий по сравнению с РЖД. А недобросовестный работник может потерять место, его может занять более эффективный сотрудник. Это надо понимать.

– Почему не все депо удалось продать?

– Покупатели вначале вложились в те депо, которые являются наиболее привлекательными с производственной точки зрения и по своему местонахождению. Не купили депо, в которых большой износ средств. Кроме того, среди продаваемых объектов есть такие, где вообще нет трудового коллектива. Эти депо были законсервированы – здание стоит, а работы нет. Начинать производственную деятельность с нуля сложнее. Любой покупатель, если у него есть возможность выбрать, будет сначала брать лучшее.

Но, как говорится, остатки – сладки. Сейчас у нас в остатке 10 депо. Мы будем их продавать в ближайшее время и уверены, что они найдут своего покупателя.

– Рассчитываете на тех, кто уже подавал заявки на торги?

– Да, в первую очередь на те организации, которые не выиграли. Выбора-то особого нет. Рынок ремонта вагонов не такой насыщенный. Сейчас депо продаются по инициативе Минэкономразвития и совета директоров. И когда будут продаваться в следующий раз, неизвестно. И будут ли вообще продаваться, хотя такие планы и обсуждаются.

Читайте также  Коллективный миллиардер

Поэтому мы уверены: спрос будет. Мы не собираемся понижать цену на повторных торгах. Наоборот, рассматриваем вопрос о повышении даже начальной стоимости объектов.

Автор: Татьяна Комендант