Организаторы торгов уверены: на оставшиеся 10 вагоноремонтных депо покупатели найдутся – рынок ремонта вагонов пока не насыщен.

Результаты продаж 12 вагоноремонтных депо превзошли наши ожидания, признался в интервью начальник департамента имущества компании Даниил Петров. Он заверил, что до конца года будут проданы оставшиеся 10 депо из 22.

– Планировали получить за 22 депо 2,6 млрд. рублей, – раскрывает первоначальный расчет Даниил Викторович. – Но уже за 12 выручили 2,8 млрд. рублей. По многим объектам итоговая цена превысила стартовую в 2 – 3 раза. В первые два дня торгов царил ажиотаж. А один увлеченный участник даже назвал такую цену за депо Черемхово, что потом оказался не в состоянии ее осилить. Охватил азарт. В результате потерял задаток – около десяти миллионов рублей. Они остались у нашей компании. Депо же будем выставлять повторно по стоимости, которая была названа последним претендентом.

Мне понравилась сама атмосфера торгов – прозрачная, исключающая любые мысли о сговоре и коррупции. Мы все старались делать честно, открыто, публично. И, кажется, у нас это получилось.

– Что за организации участвовали в торгах?

– Как мы и ожидали, основные покупатели – это владельцы подвижного состава. Они не хотят стоять в очереди на ремонт. Кроме того, на этой базе можно ремонтировать и чужие вагоны, получать за это хорошие деньги.

По нашим расчетам, срок окупаемости вложений – от 4 до 7 лет. Это раньше, в период становления рыночной экономики, люди пытались окупить свои деньги за год, а сейчас 7 лет – вполне приемлемый срок.

– Назовите наиболее известных покупателей.

– Например, компания «Трансойл», которая купила депо Купино. Занимается перевозкой нефтепродуктов. Дальневосточная вагоноремонтная компания купила у нас три депо: Павелецк, Бузулук и Бурея. Она является одним из основных игроков на рынке железнодорожных перевозок на Востоке страны. Именно поэтому компания скупила основные восточные депо.

Читайте также  Объём перевозок увеличился

Пришли понятные, известные на рынке компании. Мы не ждем от них нарушения условий, которые были выдвинуты в рамках этого конкурса.

– В том числе и людям, которые сейчас трудятся в проданных депо?

– Давайте об этом скажем отдельно. По условиям продажи в течение двух лет не должно быть ухудшения положения работников депо. С другой в нашей компании иногда закрывают глаза на то, что некоторые сотрудники не так эффективно работают, как того требует рынок. Здесь этого не будет, людям придется отрабатывать большие деньги, вложенные в эти депо.

Поэтому у добросовестных работников депо, думаю, будет улучшение условий по сравнению с РЖД. А недобросовестный работник может потерять место, его может занять более эффективный сотрудник. Это надо понимать.

– Почему не все депо удалось продать?

– Покупатели вначале вложились в те депо, которые являются наиболее привлекательными с производственной точки зрения и по своему местонахождению. Не купили депо, в которых большой износ средств. Кроме того, среди продаваемых объектов есть такие, где вообще нет трудового коллектива. Эти депо были законсервированы – здание стоит, а работы нет. Начинать производственную деятельность с нуля сложнее. Любой покупатель, если у него есть возможность выбрать, будет сначала брать лучшее.

Но, как говорится, остатки – сладки. Сейчас у нас в остатке 10 депо. Мы будем их продавать в ближайшее время и уверены, что они найдут своего покупателя.

– Рассчитываете на тех, кто уже подавал заявки на торги?

– Да, в первую очередь на те организации, которые не выиграли. Выбора-то особого нет. Рынок ремонта вагонов не такой насыщенный. Сейчас депо продаются по инициативе Минэкономразвития и совета директоров. И когда будут продаваться в следующий раз, неизвестно. И будут ли вообще продаваться, хотя такие планы и обсуждаются.

Читайте также  Лариса Митрякова: "Помогаем сделать правильный выбор"

Поэтому мы уверены: спрос будет. Мы не собираемся понижать цену на повторных торгах. Наоборот, рассматриваем вопрос о повышении даже начальной стоимости объектов.

Автор: Татьяна Комендант